Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Красная Масочка

Исхудавший до безобразия волк лежал в кустах у тропинки и смотрел в сторону деревни.

Тропинка была пуста и замусорена еще прошлогодней листвой. Видно было, что нога человеческая по ней давно не ступала.

"Нет, так жить невозможно. Нужно застрелиться", - тоскливо подумал волк.

Но вместо этого собрался с последними силами и встал на дрожащих лапах.

Пошатываясь и спотыкаясь, он побрел в деревню.

У крайнего к лесу дома волк присел на завалинку, отдышался и поскреб когтями по оконному стеклу.

Занавеска отдернулась, за мутным немытым стеклом замаячило бледное и хмурое женское лицо, что-то спросило, слов сквозь двойные рамы было не разобрать.

- Дочку позови! - хрипло сказал волк.

Лицо пропало, внутри глухо и неразборчиво забубнили, потом скрипнула и чуть приоткрылась входная дверь:

- Чего притащился, серый?

Волк отвечать не стал, спросил сам:

- Ты к бабушке собираешься когда-нибудь вообще?

- Сдурел? Нельзя к бабушке!

Волк скрипнул зубами, тихонько выругался себе под нос.

- Чего сказал?

- Давай, говорю, ваши пирожки! Сам отнесу.

- Ну, погоди тогда...

Через минуту-другую дверь приоткрылась чуть пошире, на крыльцо со скрипом выехала корзинка, накрытая полотняной тряпицей.

- На, держи! Пирожки там, горшочек с маслом - не надорвись, болезный.

Дверь захлопнулась, загрохотал засов.

Волк брел по тропинке, сознание мутилось от запахов из корзинки.

"Может, сесть на пенек - съесть пирожок? - думал он, и сам же себя осаживал: - Нельзя! Терпи, не разменивайся на мелкий куш!..."

К лесной избушке он дотащился уже в сумерках. Постучал.

- Кто там?- удивленно спросил старческий голос.

Волк откашлялся, сглотнул слюну и сказал заученное:

- Это я, внучка ваша. Принесла вам пирожки и горшочек с маслом.

За дверью долго молчали. Потом сказали:

- Ну, дерни за веревочку...

- ...Дверка и откроется! - в радостном предвкушении пробормотал волк и дернул.

Сверху на него обрушился водопад вонючей едкой жидкости. Глаза защипало, перехватило дыхание.

- Что за...! - взвыл волк, скатываясь с крыльца.

- Дезинфекция, дурачок! - ехидно сказал старческий голос. - Только внутрь я тебя все равно не пущу, не положено. А если Красная Масочка чего передать велела - на крыльце оставь и проваливай!

Волк тупо посмотрел на размокшие пирожки, потряс в лапах хлюпающий горшочек и заплакал бессильными слезами.

"Как всё было..."

Ещё затемно она проснулась со смутным ощущением надвигающейся беды и снова заснуть уже не смогла.

Долго ворочалась в сумраке и тишине лесной избушки, сбивая перину комом, пыталась прогнать щемящее чувство тревоги, списать на дурной сон. Не получалось.

Поднялась, со стуком уронив на пол книгу, читаную на ночь, нашарила ногами тапки, накинула стеганый халат и вышла на крыльцо.

Тропинка, убегающая от избушки в чащу, была, разумеется, совершенно пуста. Ни хруста шагов, ни заполошных криков потревоженных птиц. Лес только начинал просыпаться.

"Рань же еще несусветная, дура ты старая!" – укорила она себя и вернулась в избушку. Но уже понимала, что покоя не будет, и ждать она не сможет.

"Сама пойду!" – решилась она. Наскоро оделась потеплее, собрала в корзину пустые горшочки из-под масла, подумала и сгребла туда же несъеденные остатки пирогов.
Сбоку приткнула старую брабантскую вафельницу с длинными ручками, давно собиралась отдать ее для починки нынешнему мужу дочери, и отправилась в деревню.

(а дальше?)

Go down, Kolobok!

Те, кто читал только адаптированную для детей версию, этого не знают, но на самом деле Колобок собирался уйти не один.

Голос ему был. Пока он, испеченный без единого грамма дрожжей, как все помнят, остужался на подоконнике.

И вострубил Колобок. И вышли из-под лавки два веселых гуся - один серый, другой белый.

И вострубил Колобок снова. И вышел из сеней Серенький Козлик, постукивая ножками да рожками.

И вострубил Колобок в третий раз

Как поднять себе цену без лишних усилий

После того, как Колобка проглотила Лиса, он практически не изменился в цене.

Можно сказать, зря рисковал. По результату вышел в ноль, без прибыли. Ничего, на ошибках учатся. Опыта еще было маловато.

Совсем другое дело, когда его потом проглотила малайская куница Мусанг. Колобок не только приобрел элегантный букет вкусов сладкой карамели, нежной ванили и горького черного шоколада, но и резко подскочил в цене.

Удачной вышла и...

Все дюймовочки мечтают о принцах


И, как правило, мечты их сбываются. Но по-разному.

Иногда причудливым образом.

Дюймовочка, улетевшая в ласточкой в жаркие страны, была счастлива со своим королем местных эльфов. Пока не проголодалась.

Только тут и выяснилось, что нектар и цветочная пыльца остались в девичестве. А в мелком летучем эльфийском племени порядочки натуральные, природные, как у комаров: нектар, роса, пыльца и прочая амброзия - удел хрупких и нежных эльфов-самцов. А ты будь добра питаться кровушкой, пока не прихлопнут.

Попутно оказалось, что переименование из Дюймовочки в Майю тоже имело свой смысл. А именно: паши теперь, как пчёлка Майя. Пока не станешь королевой-матерью. Тоже не сахар. Потому что титул, конечно, красивый, но и только. А работа тяжелая, яйцекладущая.

Такая вот энтомология.

Пропустим промежуточные судьбы...

Ворона Глафира чай пьёт без сыра

Не верьте тому, кто скажет, что не вздрагивает от стука в тёмное ночное окно.

Это, наверняка, бессовестный лгунишка или хвастун. Не исключается и такой вариант, что он начисто лишён воображения. Афантазия называется (не путать с эвтаназией), крайне редкий недуг, но бывает.

Конечно, воображение надо держать в узде, и вовсе необязательно при стуке в окошко сразу представлять себе самое страшное, что только может быть — синюю рожу за стеклом. Но хотя бы слегка вздрогнуть от неожиданности полагается.

Иван и вздрогнул. Может быть, он даже подскочил бы и расплескал чай, как Афанасий, но ему было неловко при Маше вздрагивать сильнее, чем она сама. А она вздрогнула лишь самую чуточку. И сразу пошла открывать, как будто ждала этого стука.

Стучали в окно, но открыла Маша дверь. И через порог степенно и важно скакнула чёрная ворона. Встопорщив крылья, встряхнулась, рассыпав вокруг мельчайшие бисеринки водной пыли, и сообщила вместо приветствия:

— Моросит там, а я с утра не евши, не пивши…

Скинула и привычно, не глядя, повесила толстую брезентовую сумку, накинув ремень на бюст какого-то поэта у самой двери.

— Здравствуй, Глафира! — поздоровался Иван. — А мы тут чаем балуемся.

— Плесни, — согласилась почтовая ворона, взгромоздясь за стол.

Афанасий молча подвинулся. Он не то чтобы побаивался Глафиру, но заметно робел в ее присутствии, особенно когда она искоса глянет на него и клювом сделает эдак… ну, вы понимаете. «Терпеть этого не могу, — взвизгивал тогда Афанасий. — Контролировать надо свои инстинкты, в узде их держать!» А Глафира непременно извинялась перед ним, разразившись благодушным карканьем.

Приняв у Ивана чашку, ворона от души сыпанула туда сахарку, подумала, добавила и варенья, попробовала и одобрила. А потом посмотрела, наконец, на Машу и сказала:

— Ну, говори!

— Что именно? — вежливо поинтересовалась Маша.

— Что думаешь, — разрешила Глафира. — Обычно те, кто меня впервые видят, обязательно говорят какую-нибудь глупость типа: «Спой, светик, не стыдись!» А которые продвинутые — те просят каркнуть: «Невермор!»

— И вы соглашаетесь? — удивилась Маша.


Как из-за Светы вышел урон элитному виноделию


ОДНАЖДЫ Света осталась в сумраке знаменитых М-ских подвалов, где в темноте, тишине и покое дозревали самые лучшие дорогие сорта вин.

Это гид так и сказал: вот здесь, мол, дозревают самые лучшие и так далее... И повел всех дальше.

А Света осталась после таких слов. И вместе со Светой...

Как писать страшные сказки

У одной девочки, например, был на мизинчике длинный алый ноготок. Мама ее ругала, заставляла состричь, а девочка плакала, но не соглашалась и говорила: "Надо! Пригодится..."

Как-то раз мама послала девочку в магазин. За пирожками. А девочка ушла и не вернулась. Совсем.

Мама поплакала-поплакала, но делать нечего - кушать-то хочется. Пошла в магазин сама. Купила пирожков, принесла домой и стала их есть.

Вот ест она пирожки, а сама плачет. И вдруг...

Об этом в притче не расскажут - 2

Две лягушки попали в кувшин молока. Та, что умом попроще, напилась молока всласть, сыто икнула, лапки на пузе сложила - и отправилась на дно отдохнуть слегка.

А вторая, интеллигентная и начитанная, как начала лапами молотить без остановки - ну чисто операция "Буря в кувшине"!

Первая не выдержала, вынырнула, посмотрела: "Эк тебя колбасит! - говорит. - Ты это вот зачем всё?"

Вторая отвечает...

Про удовольствия

Корпулентный дядька с нашей улочки купил себе такой же квадроцикл. Держит у ворот, не загоняя во двор, потому что какой смысл делать это по сто раз на дню. Сначала катает жену. Потом ездит за пивом. Отдельно - за чипсами... Когда совсем ничего придумать не может - гоняет просто так, посолонь и противусолонь. С лицом замкнутым и сосредоточенным, на котором явно читается: "Да, я знаю, что всех вас достал, но ничего не могу с собой поделать..."
Каждый раз, как он проносится мимо в клубах пыли и плещущих на ветру трусах 62-го размера, я громко говорю ему вслед: "Мужик! А, все равно, в детстве у тебя не было велосипеда!" - но за грохотом и треском он меня не слышит.

Это - не наша улочка. И дядька другой, хоть и похожий. Но помечтать-то можно!

квадроцикл