sandro_iz_che (sandro_iz_che) wrote,
sandro_iz_che
sandro_iz_che

О борьбе с нехорошими словами в партийной советской печати

Это не название постановления ЦеКа, а так, немножко из личного опыта настрадавшегося в этой борьбе.
"Знаем, знаем!", - закричат сейчас старые френды: "Опять, небось, расскажешь про озеро Титикака или режиссёра Витторио Де" - и не станут дальше читать. И зря. Потому что эта история гораздо драматичнее.
Если кто, может, не знает, то в партийной советской печати (а другой тогда, по большому счету, и не было) были вполне определенные каноны - как должна быть подписана публикация. Не вдаваясь глубоко в историческую и идеологическую подоплёку вопроса, поясню на простых примерах, как похоронных дел мастер Безенчук.
К примеру, вы простой советский человек и зовут вас Василий Иванович Пупкин. И написали вы заметочку в газету. Её надлежит подписывать так:
В. ПУПКИН
А если вы очень уж уважаемый человек, например, начальник, то вас подпишут так:
В.И. ПУПКИН
А претендовать на то, чтобы подписано было вот так:
Василий ПУПКИН
вы сможете только в том случае, если это уже и не заметочка, а никак не меньше, чем целый газетный "подвал", еще лучше - на пару-тройку номеров с продолжением.
По сути, такой вариант подписи был первичным признаком отличия публицистики от простой журналистики. Чтобы всем читателям сразу было понятно: quod licet Василию Пескову, non licet Василию Пупкину.

Возникавшие в связи с этими канонами сложности поясню на примере уже не мифологического Пупкина, а реального Петра Ивановича Сумина, не рискуя, думаю, оскорбить память о нём, потому что не он же эти каноны выдумал. И пока был он секретарем комсомольского уровня, подпись П. СУМИН в газете не вызывала никаких нравственных терзаний ни у редактора, ни у цензора. А вот когда стал председателем горисполкома...
Как на грех, ровно в тот же год ваш покорный слуга из простых корреспондентов стал ответсеком и первым влип на этом хлопотном месте в сложную коллизию.
- И что это получилось? - тыкал в гранки пальцем цензор, боясь прочитать вслух.
- "Пэ-и-сумин...", - читал ему вслух я, глядя невинными глазами.
- Э... кхгм-м..., - мялся цензор, подбирая слова для объяснения. - А если кто-то прочитает... эээ... всё вместе, без точек?
- И что предлагаете?
- Не знаю, - быстро отвечал цензор. - Моё дело указать, а вы уж думайте сами...

- У нас большая проблема, - шел я докладывать редактору...
Редактор бледнел и с надеждой спрашивал:
- И что предлагаете?
- Не знаю, - с наслаждением отвечал я. - Моё дело - передать...
- ... Подписать просто Пэ... Нет, уже нельзя, - вслух размышлял редактор. - Подписать "Пётр" - тоже... Придётся ехать, советоваться... Но как, как я буду ему объяснять, в чем проблема? Нет, я не смогу...

Вдоволь насладившись его терзаниями, я тогда предложил такой вариант: ставим один инициал, а если возникнет скандал - пусть редактор валит на меня, как на мертвого. Вернее, как на еще неопытного, без году неделя. Глядишь, обойдется. Редактор просиял. И скандала-то, сразу скажу, никакого не было.

И вообще, это была еще не история, а так, вступление, для примера. Чтобы вы острее ощутили мучения цензора и редактора при моей гнусной попытке протащить в партийно-советскую печать публикацию за подписью человека с фамилией Ездин. Вполне нормальная фамилия, весьма, кстати, в наших местах, распространенная. Кабы вот только еще не звали автора Павлом.
- Он ведь уважаемый человек? - с надеждой спрашивали меня по очереди оба - и цензор и редактор.
- Вполне, даже очень, -  кивал я.
- Вот! - радовались они. - Так и надо поставить второй инициал! Как его по отчеству?
- Красиво - Ильич, - говорил я, и оба спадали с лица.

В итоге решено было считать текст публицистикой.

Tags: с чердака достал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 132 comments