February 15th, 2020

"...А потом упал и умер!"

Старуха-цыганка, очевидно, часто рассказывала эту историю. Она говорила певуче, и голос ее, скрипучий и глухой, ясно рисовал картину...

– ...Это был трудный путь, – говорила она. – Утомленные люди совсем пали духом. А он шел впереди и был бодр и ясен. Людям стыдно было сознаться в бессилии, и тогда они в злобе и гневе обрушились на человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его. И тогда он повернулся к ним грудью и сказал: "Люди! Разве звал я вас? Зачем вы идете за мной?...

Тут старуха внезапно клюнула носом и забормотала что-то неразборчивое. А затем и вовсе затихла, уронив голову на грудь. Кривая цыганская трубка выпала из ее разжавшейся руки, рассыпав в сухой траве искры.

Осторожный слушатель затоптал их, чтобы степь не занялась. Немножко подождал. Потом громко кашлянул.

– А?! – вскинулась старуха.