?

Log in

No account? Create an account

sandro_iz_che


sandro_iz_che

"СЛОВА! КАК МНОГО БУКВЪ И ЗВУКОВЪ..."


А в душе я - солнцу и ветру брат...
sandro_iz_che
С приходом апреля так и тянет в экспедицию. Наверное, все-таки, зря я не пошел в геологи. А ведь внутренний голос намекал неоднократно, пока не осип совсем…

Первый раз я собрался в геологи, когда прочитал книжку «Тайна реки Злых Духов». И тут же проболтался об этом в семье. Возражений не было, но аргументы затребовали. Аргументов у меня после трех сотен страниц романтики и приключений было полным полно, но говорить их вслух застеснялся. И экспромтом выдал: вот, мол, когда геологи находят золото, так им сразу половину отдают… За что был немедленно подвергнут моральной казни. Покаялся и дал клятву вернуться в космонавты.

Во второй раз судьба довела меня даже до кружка юных геологов. Судьба в лице Женьки Орешкина – нового приятеля в новой школе нового для меня Большого Города, где был настоящий Дворец Пионеров. А внутри у него – этот кружок. Женька туда сам ходил и меня привёл. Но не повезло с руководителем – чёрствым и бездушным человеком, который сразу сказал, что в экспедицию мы поедем года через два, никак не раньше. И то недалеко, на электричке. А семьсот дней учить какие-то скучные шпаты и кварциты в ящичках мне не улыбалось. В полярных летчиках не в пример веселее!

Даже в университете еще проявлялись тайные знаки. Например, студенческая поликлиника неспроста была не у нас, а через дорогу - в горном институте. И когда надо было прикрыться от лыжного кросса или «военки» легко симулируемым хроническим бронхитом, что-то внутри шептало: не поздно ещё…

А одно время я даже дружил с девушкой, у которой папа и мама были геологами. Правда, они тогда, кажется, уже не ходили в экспедиции. Ну, я бы ходил, приносил чего-нибудь. И славно было бы, наверное, долгими зимними вечерами у самовара перебирать вместе с тестем и тёшей разнообразные минералы и, может быть, даже полудрагоценнные камни…

Последний раз судьба сделала попытку в отрогах Восточного Саяна. Возвращаясь от геологов, нарывших в Улуг-Танзеке что-то страшно секретное и очень нужное Родине, мы с другом ждали последнего в сезоне вертолёта из обитаемых земель. Сидели вторые сутки посередь тайги на берегу радиоактивной речки. Вышел из бурелома мрачный бородатый мужик, посмотрел на нас, на свинцовое небо, сказал: «Однако, в этом году уже не прилетит…» и ушёл назад в чащу. Тушенка и водка у нас кончались, было ясно: надо переться обратно в гору и проситься до весны в тёплые штольни. А за зиму мы бы точно стали настоящими геологами. Но вертолёт наперекор судьбе к нам прорвался…

Это я всё к тому, что завтра у геологов – День. Вот они его отпразднуют, споют «Наш путь и далёк и долог…» и уедут. Она - в знойные степи, он – на разведку в тайгу. А я, как дурак, опять здесь останусь. Мораль: в раннем детстве не надо стесняться говорить правду.